«Пани Валевска» и «Быть Может»

plakat_Pani_Walewska_RU копия

Фирма Миракулюм — один из лидеров в области польской косметики, история успеха которой — это история о мечте, воплощенной в реальность. Косметическая фабрика Миракулюм была основана 15 июля 1924 года. Душой и организатором этого мероприятия стал доктор Леон Люстер, врач по профессии, решивший шире использовать свой талант преобразования медицинских препаратов в косметике. Он поклялся сотворить чудо ( с лат. «Miraculum»), найти средство, которое продлит молодость и красоту... Стиль косметики Миракулюм — мягкое щадящее воздействие на кожу, профилактика ее здоровья, питание и увлажнение. Многолетнее сотрудничество с ведущими производителями косметического сырья исследовательскими институтами гарантирует разработку современных и безопасных косметических препаратов коллективом высокоопытных специалистов научно-исследовательского отдела фабрики в области химии, биологии, фармацевтики и дизайна.

Косметическая серия «Пани Валевска Классик» — это тот бренд, который до настоящего времени не утратил свей актуальности и популярности среди женщин России, Западной Европы, Америки и стран СНГ. Доктор Люстер, начиная производство косметических препаратов по собственным рецептурам был убежден, что смогут они творить чудеса. Вот уже 80 лет знак «Миракулюм» всегда гарантирует не только высочайшее качество, но также изысканную фантазию в создании новых косметических препаратов, которые действительно творят чудеса.

В ассортименте имеются такие бренды как: Miraculum, Tanita, Pani Walewska, Brutal, Wars, Lider, Być może (Быть может) и Paloma. Весной 2012 года в торговом предложении компании Миракулюм появились два новых бренда с декоративной косметикой:  Joko и Virtual. Деятельность компании концентрируется на разработке и продаже современных препаратов для ухода за кожей лица и тела, для депиляции, а также парфюмерной продукции и для макияжа. Косметическая фабрика «Миракулюм» работает согласно стандарту Сертификата Качества ISO 9001, что является гарантией соблюдения международных норм.

И наконец ещё одна мировая легенда! Неповторимая «Пани Валевска» вместе с другой  продукцией известной польской фирмы «Miraculum»(г.Краков)  тоже в Новосибирске!  Мы рады представить Вам, верным поклонникам старых традиций и объективным ценителям новых и эту знаменитую фирму ! Мы уверены,что парфюмерия и косметика из Польши станет любима широкому кругу потребителей! В рубрике «Польская косметика и парфюмерия» каталоге (колонка справа) Вы можете подробнее познакомиться с этой продукцией.  Все интересующие Вас вопросы можно задавать  по эл.адресу dzintars.nsk@gmail.com  или по телефонам в Новосибирске 83832222915 (город), 89529494713(сотовый).

Духи « Pany Walevska»

Пани Валевская и Наполеон

Фамилия Валевска у многих российских женщин среднего возраста ассоциируется с красивым профилем на коробочках и флаконах фирмы « Miraculum ».

Женщина, в честь которой были названы духи и помады, была польской дворянкой и возлюбленной Наполеона. И еще она была редкой красавицей, даже по польским меркам.

Мария Лещинская (в некоторых источниках – Лачинская) принадлежала к старинному, но обедневшему польскому роду. После смерти отца она, младшая из шести детей этого семейства, была больше озабочена судьбой своей страны, чем нарядами. Учитель Николай Шопен (отец великого композитора) писал на полях ее учебной тетради: «К чему такой чрезмерный восторг? Как приложить ваши причитания о бедной Польше к истории Пунических войн?»

 (413x600, 47Kb) Portrait of Marie Laczinska Franсois Pascal Simon Gerard (Франсуа Паскаль Симон Жерар)

 

 

Марыне, как звали ее близкие, предлагал руку и сердце красивый, богатый молодой человек. И хотя симпатии девушки ни у кого не вызывали сомнения, она нашла в себе силы отказать жениху: он был сыном русского генерала, «притеснителя» ее несчастной родины. По некоторым сведениям, Марыня сделала это  не по своей воле и даже собиралась бежать с возлюбленным, но все-таки не решилась.

 Maria Walewska z Łączyński - Pani Walewska

«1 января 1807 года Наполеон, направляясь в Варшаву, остановился для смены лошадей возле городка Блонь, – пишет французский историк Ги Бретон. – Его карету немедленно окружила восторженная толпа. Внезапно она расступилась, давая дорогу двум элегантным женщинам. Самая красивая из них, блондинка с нежными голубыми  глазами, в национальном головном уборе, сказала по-французски: «О, мсье, я умоляю вас, проведите нас к Императору и сделайте так, чтобы я смогла поговорить с ним несколько минут с глазу на глаз».

Вторая встреча Бонапарта и Марии произошла уже в польской столице. До этого старый граф держал молодую супругу в строгости, почти в затворничестве. Юная пленница всегда казалась грустной, и Наполеон тотчас заметил это. Он мгновенно выделил ее из блестящей толпы остальных дам.

«Очаровательная, она являла тип красоты Греза, – живописала ее словесный портрет мемуаристка Анна Потоцкая. – У нее были чудесные глаза, рот, зубы. Улыбка ее была такой свежей, взгляд таким мягким, лицо создавало столь  привлекательное целое, что недостатки, которые мешали назвать ее черты классическими, ускользали от внимания».

«Я никого не видел, кроме вас; я никем не восхищался, кроме вас; я никого не хочу, кроме вас. Поскорее ответьте мне и утолите нетерпеливую страсть. Н.».

«О! Придите, придите! Малейшее желание Ваше будет исполнено. Ваша родина станет для меня еще дороже, если Вы сжалитесь над моим бедным сердцем. Н.».

Мария сдалась на милость судьбы. Кто знает, каких мук, какой внутренней борьбы стоил ей, замужней женщине и истовой католичке, подобный шаг…

В объятия Наполеона Валевскую толкнуло еще и обращение к ней самых известных людей Польши. От имени двенадцати миллионов поляков они умоляли Марию посетить Наполеона:

 (382x480, 17Kb)

Мария Валевская искренне полюбила императора. Однажды она призналась преданному слуге Наполеона Констану: «Все мои мысли исходят от него и возвращаются к нему. Он для меня все, моя будущность, вся моя жизнь».

Эта идиллия закончилась с началом нового похода Франции против пруссаков и русских. Бонапарт вернулся в Париж… Обещание, данное им Валевской, так и осталось невыполненным – целостность и независимость Польши, поделенной между Россией, Австрией и Пруссией, восстановлены не были. Опечаленная и оскорбленная  Мария наотрез отказалась приехать к Бонапарту в Париж, куда он настойчиво звал ее.

Через несколько месяцев Валевская все-таки приехала в столицу Франции… Но там произошли существенные перемены – отныне на троне рядом с Бонапартом восседала новая супруга. Она, родившая Наполеону законного наследника, занимала теперь все его помыслы. И Марии Валевской, и отринутой Жозефине следовало довольствоваться только дружеским расположением властителя. Общее несчастье, как часто и бывает, сблизило этих женщин: Мария часто приходила вместе с сыном к экс-императрице, и та очень трогательно относилась и к малышу, и к его матери.

Александра Флориана Жозефа показали Наполеону. Отец нежно поцеловал сына и нарек его «имперским графом». Но в посещениях дворца Тюильри Валевской было отказано…

Впрочем, есть и другие сведения. По утверждению Ф. Массона, всегда, когда у императора появлялась возможность, он приезжал к ней на короткое время или приглашал ее в замок вместе с сыном… И никто, кроме поляков, не подозревал об  этих отношениях.

Низверженный император, заточенный на острове Эльба, тщетно ожидал Марию-Луизу. Одиночество пленника скрасили здесь лишь три женщины: его мать, сестра – принцесса Полина – и Мария Валевская, «польская супруга» Бонапарта. Она прибыла на Эльбу вместе с подросшим сыном, которому было в ту пору чуть более четырех лет. Мальчик в польском национальном костюмчике прогуливался под пышными каштанами, и под ними же поставили палатку. В нее с причала быстро прошла Мария. Наполеон проследовал за ней. Они пробыли вместе два долгих и (таких коротких!) счастливых дня…

Пани Валевская была предана Бонапарту в дни блеска и славы, в дни поражений и падений… Она находилась рядом с Наполеоном и после Эльбы, во время так называемых «ста дней», когда снова ненадолго взошла звезда императора. Теперь уже она не делала, как ранее, тайны из своих отношений с ним, не боялась никого  скомпрометировать. Открыто появлялась в Елисейском дворце в изящных туалетах исключительно темных цветов.

Этот брак, говорят, очень огорчил пленника Святой Елены. Император, по свидетельствам очевидцев, «всегда сохранял чрезвычайно нежные чувства к г-же Валевской, и не в его характере было позволять тем, кого он любил, любить что-нибудь, кроме него».

Рождение третьего ребенка – Огюста Филиппа Антуана – оказалось роковым для Марии. На сей раз беременность протекала очень тяжело из-за обострения почечно-каменной болезни. Окончательно ослабев после родов, Мария торопилась продиктовать секретарю свои воспоминания. Своей цели она видимо, достигла, оправдавшись в них перед сыновьями. Один из них, Александр, сын Наполеона, позднее написал: «Воистину моя мать была одной из лучших женщин, какие вообще были на свете. Я могу заявить это без всякой предвзятости».

Мария Валевска умерла, не достигнув и тридцатилетнего возраста, а Бонапарт пережил ее лишь на несколько лет. Считается, что она была единственным серьезным увлечением императора, не считая, конечно, любви к Жозефине…

 

 

Духи  «Byc Moze...»